Николай Бабенко

Статье о нашем выпускнике более семи лет, но она актуальна и сегодня! Читаем.

Думаю, что для каждого из нас очень ценно и важно быть полезным. Для семьи — родных и близких. Для друзей — старых и проверенных. Для дела, что делаешь хорошо, чтобы не было стыдно. И для своей страны, в которой довелось родиться. Чтобы гордились уже за тебя. И тогда, чем бы ты ни занимался, это будет самое прекрасное время жизни. Бывает, когда к человеку всё само идёт на блюдечке, но чаще всего для этого приходится «вкалывать». Тем ценнее личный успех, уважение сослуживцев и достигнутый результат.

Полковник Н.Н. Бабенко проживает в городском округе с 2001 года, продолжает службу в одной из воинских частей Подмосковья. До этого был Южно-Сахалинск, афганский Файзабад, Белая Церковь, что под Киевом, учёба в Минске, казахстанский Панфилов, откуда начинал срочную службу. Как и у большинства военных людей, маршруты, проложенные службой, весьма немаленькие, дальние, с переменами часовых поясов и климатических зон.

Родом Николай Николаевич из Запорожской области, города Гуляйполе. Как и большинство мальчишек, принимал активное участие в подвижных детских играх, постарше — в пионерских «Зарницах». Что-то тянуло его с детства на армейскую стезю, может, старые фотографии забытых родственников у бабушки? Усатые бравые мужчины с саблями на боку вызывали интерес и восхищение в мальчишечьей душе… На службу был призван в мотострелковый полк защиты границы в Казахстан.

В тот памятный день их подняли по тревоге, прошли маршем 40 километров и встали на ночлег в чистом поле. Думали, какие-то проблемы на границе с Китаем, а утром по радио услышали о вводе советских войск в Афганистан. Но так до него и не добрались — полк был возвращён на место дислокации.Через год Николай воспользовался представившейся возможностью реализовать давнюю мечту — стать профессиональным военным. В столицу Казахстана приехала выездная приёмная комиссия Минского высшего военно-политического общевойскового училища, и по результатам экзаменов Николай с двумя сослуживцами был зачислен на первый курс.

А затем — четыре года учёбы в Минске. На последнем курсе женился на Наталье, которой ещё предстояло доучиваться на медика год. Это обстоятельство определило их следующее место жительства — город Белая Церковь в ста километрах от Киева, в котором находился профильный институт. Молодой семье пришлось несладко в то время — родилась Марина, и если бы не помощь родных Николая, было бы весьма непросто учиться молодой маме, нести службу молодому лейтенанту.

Николай Бабенко отслужил в Афганистане 2 года 1 месяц и 14 дней. После первого года службы полтора месяца находился в отпуске. Провинция Бадахшан на северо-востоке страны, гористая местность, летом за 50 градусов, сухо. Стояли в излучине реки Кокча, палатки, сборные щитовые домики. Рядом аэропорт, выложенный металлическими сборными плитами. Ландшафт определял способ ведения боевых действий — противник , пользуясь складками местности, мог ударить неожиданно и легко скрыться. Так что надо было держать себя и подчинённых в постоянной боевой готовности. Для поступающего пополнения, прежде всего офицерского состава, в Кабуле проводились специальные занятия о культурных особенностях, нравах и традициях местного населения. До сорока процентов личного состава советского контингента набиралось из среднеазиатских республик — люди знали местный язык, были одной национальности. Всё это делалось для минимизации возможных разногласий и недопонимания с местными кланами, племенами, народностями. А их было немало на территории Афганистана. Ведь такой национальности, как афганец, не существует. Тем не менее, их общность как афганцев, их чувство родины было очень сильным. Николай Бабенко с высоты своего опыта, возраста и понимания считает сейчас, что было ошибкой входить в страну с оружием в руках.

Афганистан был всегда нам дружественной страной; один из первых в мире, кто признал СССР. До ввода войск успешно и планомерно развивалось мирное сотрудничество во многих отраслях, взаимоотношения между нами были самыми тёплыми. Но как только в руках советских людей появилось оружие, вековая гордость затмила все логические аргументы, прямую выгоду — мы стали для них врагами. Они никогда не отказывались от нашей помощи, какой бы она ни была. Советские специалисты, воины строили дороги, школы, помогали, чем могли. По весне именно наши сапёры разминировали поля — надо было сеять. И погибали, далеко от Родины, ради чужих детей. Ведь мы искренне считали, что выполняем интернациональный долг, что несём афганскому народу свободу и мир, обеспечиваем их светлое и безбедное будущее. Но попытка перетащить их из века шестнадцатого в двадцатый провалилась. Афганцы брали из наших рук тушёнку, печенье, сахар и многое другое, с удовольствием смотрели привезённые отрядами пропаганды и агитации кинофильмы и концерты, принимали квалифицированную медицинскую помощь. Но ночью кто-то из них, накурившись травки, росшей вокруг в изобилии, брал в руки автомат или старое английское ружьё «бур» и палил в сторону советского гарнизона. Афганцы, делая вид заинтересованности сотрудничеством с нами, с лёгкостью продавали мятежникам военные секреты. Об этом вспоминают практически все участники ТОЙ ВОЙНЫ: «Мы были ДЛЯ НИХ чужими…».

Николай Бабенко проводит параллели с сегодняшним Афганистаном и ситуацией, сложившейся в политической и других областях жизни. Если советские солдаты и офицеры, гражданские специалисты, перешагивая через тяготы и лишения, старались улучшить существование афганцев, выучить, передать опыт, то воинский контингент стран НАТО и их приспешников, ничего, кроме дестабилизации обстановки как внутри, так и вокруг, не добивается. Разрозненной страной легче управлять и, самое главное, оправдать своё присутствие -мол, мы здесь наводим порядок. Однако при вводе войск НАТО в страну наркотрафик за несколько лет увеличился во много раз, угрожая прежде всего населению России. Это следы проведения агрессивной мировой политики, когда идёт борьба за ресурсы и гегемонию в разных частях планеты, за обеспечение плацдарма для возможных будущих военных конфликтов. И совсем рядом с нами…

Николай Бабенко вспоминает отпуск. Хватило пары недель, чтобы отоспаться, посетить родных и друзей, пообщаться, погулять. А потом заскучал. Как там ребята?

Вот сейчас колонна идёт от Кундуза — 200 километров сложной гористой местности, где надо обеспечить разведку, прикрытие с воздуха, блокирование всех высот по маршруту. Всё ли в порядке? Может, кто-то ранен, погиб из друзей? Так и сказал жене: «Хочу домой — в Файзабад». «Ты больной?..» Как женщине это объяснить? Что ты — солдат прежде всего.

Навсегда остались в памяти удивительные по красоте маковые поля, на склонах переходящие в заросли тюльпанов такого же красного цвета. Казалось, что горы покрыты алым одеялом…

Духовную стабильность поддерживали письма родных. Именно те, кто ждал в Союзе, был для наших афганцев основной опорой, позволяющей преодолевать всё, что выпадало на той войне.

Николай Бабенко называет тот период «прекрасным временем». Всё имело смысл и оправдание. Но и сейчас, занимаясь любимым делом, служа Отечеству, для него ничего не изменилось. Потому что он, его дело, опыт и знания необходимы и востребованы.

Добавить комментарий