У каждого была своя война

Интересный материал с высказываниями выпускника 3 роты Минского ВВПОУ 1986 года, заместителя председателя объединения «Ветеран», полковника в отставке Илимдара Ильясова, который служил в Афганистане в период с марта 1987 года по июнь 1988 года.

Илимдар Ильясов в формате интервью журналистам АН Podrobno.uz высказывает свои взгляды о войне Афганской, об армии Узбекистана, о войне в Украине.

У каждого была своя война. Что говорят воины-интернационалисты из Узбекистана о войне в Афганистане.

С момента вывода советских войск из Афганистана прошло уже больше 30 лет, однако споры о той войне не утихают и по сей день. У каждого здесь своя правда, однако большая часть советских военнослужащих, отправлявшихся помогать афганскому народу, верила в праведность своего дела. Об этом говорит и первый заместитель председателя объединения «Ветеран», полковник в отставке Илимдар Ильясов, который служил в Афганистане в период с марта 1987 года по июнь 1988 года.

По его словам, советских солдат во многих афганских населенных пунктах встречали с цветами, а инженеры и строители со всего Союза реализовывали масштабные проекты по возведению мостов, фабрик и заводов, которые затем передавались народу этой страны.

«Именно там, больше 30 лет назад, мы впервые столкнулись с таким явлением, как международный терроризм, который сейчас охватил практически весь мир», – рассказал он корреспонденту Podrobno.uz.

Многолетние споры

После завершения Афганской войны прошло уже более 30 лет, однако и по сей день многие спорят о целесообразности нахождения войск бывшего Советского Союза на территории этой страны. Одни говорят, что это было оправданным шагом, другие – что нет. Это, конечно, не нам, солдатам и офицерам, было решать. Мы в первую очередь выполняли свой воинский долг. Каждый из служивших в Афганистане искренне верил в праведность нашего дела.

Перед самой войной я закончил Минское высшее военно-политическое общевойсковое училище. В Афганистан был направлен в марте 1987 года после курса подготовки в Килитинском учебном центре Ашхабадской области.

Я, как и больше половины молодых офицеров и солдат, находившихся тогда в Афганистане, скрывал от родных место службы, чтобы они не переживали. Я писал им, что я в Германии. Правда, когда я прибыл в отпуск, отец сказал: «Хорошая у тебя Германия, ты как будто вернулся из жаркой пустыни». Он догадался, однако сказал об этом только после моего возвращения из армии.

Я служил заместителем командира мотострелковой роты по политической части в отдельном мотострелковом полку №191 в провинции Газни. Наш полк принимал участие в таких операциях, как «Юг-87» по ликвидации бандформирований провинции Кандагара, «Магистраль» по снятию блокады с города Хост и других крупных боевых действиях, которые проводились на юге и юго-востоке Афганистана.

Реалии сегодняшнего дня показывают, что тогда, более 30 лет назад, мы впервые столкнулись с таким явлением, как международный терроризм, который сейчас охватил практически весь мир.

Экстремистские группы моджахедов, выступившие против законного правительства Демократической Республики Афганистан, получали активную помощь оружием, снаряжением, продовольствием, финансами от таких стран, как США, Саудовская Аравия, Катар, Пакистан и Иран. По моему мнению, если бы не это внешнее вмешательство, афганские власти с нашей помощью быстро бы ликвидировали эти бандформирования.

Линия жизни

Я по сей день с теплотой отношусь к людям Афганистана. Это очень гордый и мужественный народ. За тысячелетнюю историю многие крупные государства хотели покорить Афганистан, здесь можно вспомнить Александра Македонского и его Великий поход, английских колонизаторов. Советский Союз не ставил своей целью покорение этой страны. Многие сегодня спорят именно по этому вопросу. Должен сказать, что в таком случае методы ведения этой войны были бы совсем другими.

В 1979 году, когда мы входили в Афганистан, в некоторых населенных пунктах наши войска встречали с цветами, ведь мы не только оказывали помощь правительственным войскам по защите конституционного строя в стране, одновременно шла мощная экономическая подпитка таких крупных городов, как Кабул, Мазари-Шариф и Файзабад.

Мы строили десятки промышленных объектов, школ и больниц. Трубопровод от Термеза до Кабула протяженностью почти 300 км, по которому поставляли нефтепродукты, также является результатом труда советских специалистов.

У каждого была своя война

В советское время сняли хороший фильм «Жаркое лето в Кабуле». В нем нет активных боевых действий, он просто показывает, как советские специалисты – врачи, учителя, деятели искусств – оказывали помощь народу и правительству Афганистана в становлении его государственности.
В целом за последние годы было снято много хороших фильмов о той войне – «Афганский излом», «Охотники за караванами», «9 рота», «Братство», «Сабот» («Стойкость») и другие. Многие спорят о правдивости продемонстрированных в них событий. Могу сказать лишь одно: все эти фильмы достойны уважения и того, чтобы их посмотрели. Ведь они запечатлели воспоминания тех людей, которые там служили. Каждый из них видел эту войну по-своему.

К примеру, моджахеды того региона, где дислоцировались мы, относились к нам по-другому. Они не трогали колонны нашего полка, говорили: «Это наши идут, они на территории нашей провинции». Но, если на территорию провинции Газни заходили колонны из других частей, всегда возникали боевые столкновения.

Я видел, как наши солдаты ценой своей жизни спасали однополчан. При проведении операции «Юг-87» в провинции Кандагар соседняя мотострелковая рота попала в засаду, и группа, где были и наши земляки, осталась прикрывать отход войск. Эти ребята погибли. Я помню эту трагическую дату: 2 июня 1987 года.

Наша рота стояла в горах, на следующий день нам пришел приказ – «спасти своих». Мы вошли в зеленую зону, где проходил бой. Тогда у нас не было задачи ликвидировать врага, мы должны были выполнить свой долг – найти и вывезти попавших в засаду парней, ведь все должны были вернуться на Родину. Под шквальным огнем со стороны моджахедов мы выполнили задачу, не оставили ребят без вести пропавшими.

Зелеными зонами или «зеленкой» служащие в Афганистане называли местность, которая была обильно покрыта деревьями и кустарниками. Моджахеды пользовались этой природной маскировкой, чтобы устраивать засады и нападения.

Было тяжело видеть своих погибших и раненых товарищей. Когда наши наступали на мины и самодельные взрывные устройства, они получали очень тяжелые ранения. Это было самым страшным зрелищем. Возвращаясь в полк, офицеры в обязательном порядке работали с солдатами, подключали медиков, более опытных военнослужащих, чтобы успокоить молодых ребят, снять психологическую травму.

Скажу не без гордости, благодаря командирам, с кем мне довелось служить, их заботе о солдатах и грамотному планированию операций, нам удалось сберечь жизни многих наших солдат. Мы усердно работали над тем, чтобы они вернулись на Родину живыми и здоровыми.

Афганский синдром

Мы были молоды, поэтому тогда все воспринималось достаточно легко. Думаю, если бы мы тогда были более зрелыми, все было бы по-другому. Кроме того, перед отправкой в Афганистан мне довелось пройти подготовку в учебном батальоне для офицеров на территории Туркменистана. К сожалению, это уникальное подразделение было очень поздно сформировано.

Здесь все были офицерами, но нас обучали как солдат, прямо как в фильме «9 рота». Мы бегали с мешками, нас отправляли на марши в горы на выживание. У нас были очень хорошие инструкторы по различным вопросам – связисты, саперы, специалисты по вооружению, топографы.

Также наши наставники обращали большое внимание на то, чтобы мы правильно понимали обычаи и традиции народа, исповедующего ислам. Сейчас мы уже привыкли видеть на улицах молодых людей с отращенными бородами, а также девушек в хиджабах. Однако в нашей молодости этого не было. Попав в Афганистан, мы были очень удивлены увиденным.

Солдаты тоже проходили трехмесячные подготовительные сборы на территории Узбекистана. Но как бы нас не готовили, многим все же было тяжело воспринимать происходящее. Помню один случай. Мы готовились к боевым действиям в провинции Кандагар. Когда один из офицеров нашей роты узнал, что в полк прибыл его сменщик, он сказал нам: «Завтра я на операцию не пойду, будет бой – не знаю, выйду я из него или нет. Меня в Советском Союзе ждут жена и две дочки. Не имеете права меня осуждать, я свой долг выполнил!»

Это был очень уважаемый офицер с большим боевым опытом, имевший ранение, два ордена красной звезды и представление к более высокой награде. Такой вот «афганский синдром».
Конечно, мы его понимали, но все же вначале пытались отговорить: мол, как так – завтра тяжелый бой, а подразделение останется без командира. При этом моджахеды – профессиональные воины, которые буквально жили войной, а у нас постоянно менялись солдаты и офицеры, поэтому набираться опыта нам приходилось в процессе службы.

«Афганский синдром» – психофизиологическое нарушение, возникающее в результате психотравмирующих ситуаций вне обычного человеческого опыта, непосредственно и реально угрожающих жизни и здоровью человека. Он сопровождается бессонницей, утомлением, чувством страха и преследования.

В Советском Союзе на это заболевание вначале мало обращали внимание, поскольку Афганская война была закрытой темой. Лекарством от синдрома в первую очередь была общественная помощь. Многим ветеранам просто приятно быть в кругу своих – тех, кто прошел Афганистан, единомышленников. Они находят здесь психологическую поддержку. Конечно, многим необходимо и вмешательство специалистов.

К сожалению, в те времена не было такого понятия, как «реабилитация» по возвращению с войны. Оно возникло уже в современное время, когда осознали, что психологическая травма не менее опасна, чем огнестрельное ранение.

Конечно, по медицинским показателям с военнослужащими, которые проявляли излишнюю агрессивность, нервозность, испытывали чувство страха, работали психологи и другие специалисты. Но системной и массовой помощи не было.

Льгот достаточно

Сегодня Узбекистан оказывает большую помощь ветеранам и инвалидам Афганской войны, существует программа по медицинской реабилитации. Я не буду называть цифр, поскольку могу ошибиться, но должен сказать, что очень большая сумма в этом году была выделена на изготовление современных протезов для воинов-афганцев. Немало денежных средств сейчас выделяется и на санитарно-курортное лечение.

Государство выплачивает нам компенсацию за жилищно-коммунальные услуги. Раньше ее получали только работающие или получающие пенсию лица, в результате большая группа афганцев оставалась за бортом. Однако правительство отозвалось на нашу просьбу, и теперь все получают эту компенсацию.

Также сейчас решается вопрос о выделении квот на обучение детей воинов-интернационалистов в высших учебных заведениях. Наши ветераны сравнительно молодые – им 55-60 лет, у некоторых есть дети, которые будут поступать в вузы.

Льгот у афганских ветеранов достаточно. Другой вопрос – юридическая грамотность: многие не знают своих прав, не читали соответствующих документов. Также, к сожалению, не все руководители объединения «Ветеран» на местах стремятся проводить разъяснительную работу с ними.

Здесь хочется вспомнить теплыми словами руководителей нашего объединения и его каракалпакского, наманганского и кашкадарьинского филиалов за их неустанный труд. Они не получают от государства заработной платы, вся их работа держится исключительно на энтузиазме.

Опыт Афганистана и национальная армия

После Афганистана мне довелось служить в Казахстане, затем были командировки на Южный Кавказ с целью защиты конституционного строя в Армении, Азербайджане и Грузии. Это было практически перед самым распадом Советского Союза. Во многих частях державы тогда полыхали межнациональные конфликты.

В 1992 году я вернулся на Родину зрелым офицером. Меня отправили в Термез. Это было серьезное направление, потому что в Афганистане все еще продолжалась война. Мы защищали южные рубежи нашей страны, а также одновременно оказывали помощь братскому народу Таджикистана, где с 1992 по 1997 год шла гражданская война. Я до сих пор помню, как мы отправляли караваны гуманитарной помощи из Термеза в южные районы Таджикистана.
К сожалению, вооруженные столкновения затронули и нас. Я думаю, все прекрасно помнят о ситуации в Сурхандарьинской области в 2000-х годах. Благодаря мудрости нашего руководства и своевременно сформированной национальной армии, мы этот конфликт локализовали, не дав ему расшириться.

Отряды боевиков из Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в начале августа 2000 года неожиданно заняли несколько кишлаков в южной части Сурхандарьинской области Узбекистана, недалеко от границы с Таджикистаном. Почти одновременно другой отряд попытался занять стратегический перевал Камчик, через который пролегает дорога, связывающая Ферганскую долину с Ташкентом и остальной частью Узбекистана. Благодаря самоотверженности узбекских военнослужащих, боевики были выбиты с территории нашей страны в короткие сроки.

Я с теплотой хочу вспомнить генерал-полковника, первого министра обороны Рустама Ахмедова, генерал-полковника Тулкина Касымова, генерала Юрия Агзамова и многих других. Это они стояли у истоков создания наших Вооруженных сил, благодаря которым мы смогли сохранить мир на нашей земле в то неспокойное время.

Сегодня я с гордостью смотрю на нашу армию. Руководство страны уделяет пристальное внимание подготовке военных кадров и оснащению их современной техникой. Именно поэтому она занимает одно из передовых мест в мировом рейтинге. Это показывают и ежегодные конкурсы, в которых наши военнослужащие достойно представляют страну, демонстрируя высокие результаты.

Я до сих пор вспоминаю слова лейтенанта Бориса Толочко, с которым я служил на Южном Кавказе: «Дайте мне роту узбеков, больше мне никто не нужен«. Этим самым он подчеркнул, насколько наши солдаты и сержанты срочной службы трудолюбивые, выносливые, неприхотливые, качественно выполняли те задачи, которые возникали в процессе военной службы.

Конечно, большую роль в становлении нашей армии сыграл опыт Афганистана. В той войне Узбекистан был прифронтовым государством. У нас располагались основные воинские части, которые вошли в Афганистан, базы снабжения, военные госпитали, штаб туркестанского военного округа, который непосредственно руководил боевыми действиями в Афганистане.

О войне на Украине

В Афганистане мы воевали бок о бок – русские, украинцы, узбеки и многие другие представители народов СССР. И если тогда нам бы сказали, что в будущем между Россией и Украиной случится конфликт, конечно, мы бы посчитали это безумием.

Для подавляющего большинства людей, тех, кто просто живет и не изучает глубоко историю, он разразился внезапно. Однако он был запрограммирован давно. 25 лет назад известный американский политолог, бывший советник президента США Збигнев Бжезинский написал книгу «Великая шахматная доска». Еще тогда он говорил, что для окончательной ликвидации Советского Союза надо отделить Украину от России.

Позиция Узбекистана – мы за решение всех вопросов мирным путем.

Я не буду говорить, кто из сторон прав или виноват: позиция Узбекистана всем известна – мы за решение всех вопросов мирным путем. Конечно, никогда война не является способом решения каких-то проблем, ее нельзя оправдывать.

Но в одном я глубоко уверен – конфликт на Украине не продлится десятки лет, как утверждают многие. Сложно сказать, когда, но война в любом случае закончится, народы Украины и России обязательно помирятся и будут вместе. Тысячелетняя история этих стран тому пример.

Надежда на будущее

В нашей стране проживает более 35 миллионов человек. Из них порядка 40% – это молодежь. Это наиболее уязвимая и чувствительная прослойка населения. Именно от нее зависит будущее нашей страны. И если наше поколение 1950-60-х годов смотрит на мир через политическую карту мира, то современная молодежь – через монитор. Для нее не существует границ.

Поэтому сегодня перед ветеранами всех уровней стоит задача воспитывать в молодых людях основное качество – приверженность своей Родине. Кому как не нам, видевшим войну, объяснять, что вооруженные конфликты – это не прогулка и не компьютерная игра. Они должны понимать, что кем бы они не стали завтра, свою работу необходимо выполнять в первую очередь исходя из интересов Узбекистана и ее народа.

Афганское братство

Афганистан – это незабываемая страница в жизни любого, кто прошел через эту войну. Он часто снится мне. Афганистан познакомил с людьми, с которыми я дружу до сих пор. Он научил быть внимательным к сослуживцам, воспринимать боль своего товарища как свою.

Война научила меня быть честным, не превращаться в лицемера. Когда солдаты возвращались из Афганистана, у них открывалось острое чувство справедливости, которое сопровождает их всю жизнь. Всем ветеранам Афганистана от чистого сердца крепкого здоровья и долгих лет жизни, счастья и благополучия, всех земных благ.

Над проектом работали: Зарина Тохирова, Александр Ким, Андрей Тешаев

Источник: https://podrobno.uz/

Добавить комментарий