Иван Панасюк — наш человек в Новосибирске

Иван Панасюк:
«Я никогда не стыдился того, что родом из деревни»

Автор: Виктор ГАВРЫШ

С этим человеком нас свел случай. Небольшая деревенька Леликово на Кобринщине праздновала свой 460-й День рождения, а меня туда завело любопытство. Странной, на первый взгляд, показалась пунктуальность, с которой поселение ведет отсчет своей истории. Да и программа торжеств выглядела необычайно насыщенной как гостями, так и событиями. Уже на празднике, который, к слову, удался на славу, я узнал, что бюджетных денег на его проведение (чего стоит один часовой сольный концерт «Песняров») не было потрачено, против обыкновения, ни копейки. На естественный в наши времена вопрос: «За чей счет гуляем?» — местные руководители с гордостью отвечали: «За общественный!». Как позже удалось выяснить, гордость их была во многом оправданной. Народное гулянье спонсировали уроженцы Леликово, которые, как говорят жители деревни, «выбіліся ў людзі і цяпер у Мінску, і ў Расіі ого-го!». Одним из этих людей, которыми так гордятся земляки, является Иван Павлович Панасюк — руководитель белорусской диаспоры в Новосибирске.

— Иван Павлович, с чего начиналось формирование новосибирской диаспоры?

— Диаспора — это политологическая категория, группа по интересам «откуда родом», организованная по принципу землячества. Такие группы существуют и в воинских коллективах, и в трудовых. Российское государство, учитывая эти моменты, приняло закон «О национально-культурных автономиях» в 1997 году. Это явилось серьезным толчком для формализации землячеств. Стали регистрироваться национально-культурные автономии. Одна из них была создана в Новосибирске. У нас была личность, заслуги которой неоценимы с точки зрения сибирских белорусов, — Владимир Васильевич Галузо, к сожалению, рано от нас ушедший. Полковник, кандидат медицинских наук, белорус, истинный патриот. Именно он является основателем «формализованной белорускости» в Сибири, который этим занимался по зову души.

С ним и другими активистами мы это дело начинали еще в 1996 году. Владимир как будто чувствовал приближение смерти и за три месяца до нее предложил мне принять дела и должность. Я, помню, отвечал, что на двух стульях не сидят, бизнес и общественная работа — понятия несовместимые. Но затем, в память об этом человеке и ради нашего дела, дал согласие быть президентом региональной Новосибирской национально-культурной автономии белорусов.

— Как вы считаете, справедливо ли утверждение, что формирование диаспоры становится возможным тогда, когда миграция происходит под воздействием внешних социально-политических факторов, а сами мигранты сознательно стремятся сохранить свою национальную самобытность?

— Возможно. Вы знаете, процесс заселения Сибири белорусами имеет четырехсотлетнюю историю. В ней основными этапами были большие миграции в конце XVIII в. во время столыпинских реформ. В Сибирь и сегодня из Беларуси приезжают люди. Кто-то на заработки, кто-то по личным причинам.

Когда в России начались процессы национального самоосознания, естественно, и белорусы начали пытаться себя как-то иначе идентифицировать в новых условиях. Сегодня есть много примеров, когда белорусы в третьем, в пятом даже поколении говорят, что они белорусы.

Есть, например, деревня Колбаса Кыштовского района Новосибирской области. Там практически все жители — потомки белорусских переселенцев столыпинских времен. Те, кто там живут, до сих пор сохраняют традиционную белорусскую культуру, язык и обычаи. Вы можете представить себе целую деревню в сибирском лесу, где все говорят на белорусском языке начала двадцатого века?

— Вы у себя в городе объединились на основе каких-то ценностей, общих для всех белорусов, живущих сейчас в Новосибирске. По-вашему, какие ценности могли бы объединить людей разных национальностей, разных вероисповеданий и культур, которые живут на территории современной Беларуси?

— Нужно посмотреть на историю нашей родины. Какие были ценности у наших предков? Это православие, патриотизм, особый дух, благодаря которому белорусский народ выжил в страшных исторических испытаниях, доставшихся на его долю. Также менталитет и характер, которые уважают наши соседи. Согласитесь, когда говорят о человеке, что он — белорус, то, как правило, подразумевают положительный образ: трудолюбив, настойчив, настоящий друг, гостеприимный, щедрый и так далее. Это не наше собственное мнение, а мнение других народов, которые живут рядом с нами. Этим нужно гордиться, это нужно чтить. Поэтому национальная идеология должна основываться на вере в человека, который рядом, вере во власть, людей, государство, в историю, в Бога. На основе этих объединительных начал должно все строиться.

— В последние годы, однако, складывается несколько иной образ белоруса, менее величественный. В этой связи знаменитое высказывание «Я никогда не стыдился того, что я родом из деревни», наверное, можно перефразировать в «Я никогда не стыдился того, что я белорус». Что движет вами в этом чувстве гордости за Беларусь?

— Мы можем гордиться тем, что, пострадавшие, наверное, больше всех в жуткой Второй мировой войне, поднялись из пепла, возродили экономику, подняли города, восстановили деревни и на советском пространстве стали сборочным цехом — вершиной технологического процесса.

Во всем Союзе знали, что в Минске мало кто переходит улицу на красный свет. Что Минск — самый чистый город.

Одним из самых трудолюбивых людей является белорус. Одним из самых терпеливых людей является белорус. Одним из самых радушных, гостеприимных людей является белорус. Вот этим и надо гордиться.

Казалось бы, простые вещи, но я поездил по многим городам. Спросите у прохожего, как куда-нибудь добраться. В лучшем случае пятый-шестой человек тебе поможет. А у нас первый встречный не только расскажет — сам отведет. Это ведь дорогого стоит. Проявляются такие вещи элементарно, даже в сфере услуг. Вот мы беседуем рядом с гостиницей «Беларусь». Я в ней несколько раз останавливался. Горничные делают свою работу добросовестно, улыбаются не потому, что их так учили на курсах, а потому, что они искренне рады гостю. В этом тоже суть белорусов.

— Насколько мне известно, недавно в Новосибирске появился белорусский телеканал. Что он из себя представляет?

— Телеканал — наша гордость. Это информационная составляющая духовной культуры белорусов Сибири. В мае с помощью белорусских властей, в частности Министерства информации, Белвидеоцентра, Комитета по делам религий и национальностей, которым я хотел бы высказать признательность, равно как и многим другим белорусам, которые захотели нам помочь, мы собрали достаточно материала об истории, о культуре, религии Беларуси, промышленности, спорте. Теперь два часа в неделю наш белорусский телеканал вещает на всю Сибирь. Надеемся, что эфирное время будет увеличиваться, но это зависит пока от количества материала. В этом смысле мы очень рассчитываем на помощь государственных учреждений нашей родины.

— Скажите, а белорусские школы в Сибири не пробовали организовывать?

— Была попытка в 1997—98 годах на базе Новосибирского государственного педагогического университета создать факультет белорусского языка и литературы. К сожалению, в то время это не получилось. Сегодня мы пытаемся реанимировать данную идею. С министерствами культуры и информации Беларуси есть предварительные договоренности, и дело осталось за реализацией с нашей стороны. Интерес к белорусскому языку и литературе очень велик. Когда наши дети — маленькие белорусочки — на Дне белорусской культуры спели песню «Цік-так ходзікі, Мне чатыры годзікі, Бровы белы, косы русы, Тата, мама — беларусы…», просто слезы у всех присутствовавших на глазах выступили. Вот такие дети и хотят изучать наш язык, нашу «мову». Есть некоторые вопросы финансового и кадрового плана, но, я думаю, они решаемы. Рано или поздно мы их преодолеем.

— Насколько мне известно, Россия через свой МИД серьезно поддерживает соотечественников за рубежом. Ощущаете ли вы в Сибири поддержку своей родины?

— Ощущаем. Мы очень горды тем, что в Новосибирске открыто отделение посольства Беларуси в России. Нам очень приятно, что это отделение год назад возглавил Игорь Александрович Савко — истинный белорус и патриот, профессионал, который принимает активнейшее участие во всех делах нашей диаспоры. Мы очень благодарны ему за всемерную помощь в организации Дней белорусской культуры, которые прогремели на всю Россию и были названы беспрецедентными не только русскими, но и представителями азербайджанской, армянской и еврейской диаспор Новосибирска. Мы ощущаем поддержку и надеемся на ее продолжение. В рамках существующей концепции национального развития есть программы и отдыха детей, и обучения в белорусских вузах. Есть программы поддержки соотечественников за рубежом.

— Что привело вас к мысли о создании в Новосибирской области культурно-просветительного центра им. Евфросинии Полоцкой?

— Культурно-просветительный центр им. Святой Преподобной Евфросинии Полоцкой был создан на основе построенного храма в ее честь, который нам удалось возвести в кратчайшие сроки (всего за семь месяцев) в суровых зимних сибирских условиях. Появился храм, затем приход, а с ними и богослужебная работа. Меня избрали председателем попечительского совета. Таким образом, постепенно формировался духовный стержень белорусской диаспоры в Новосибирске. Вообще, строительство храма Евфросинии Полоцкой — это беспрецедентное явление. Наверное, впервые в истории белорусов зарубежья построена церковь во имя белорусской святой. Освящение храма состоялось в этом году во время Дней славянской письменности и культуры. Новосибирск был удостоен чести быть столицей этих празднеств, на которых присутствовали Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй, гости из многих регионов России и Беларуси. По случаю открытия храма мы организовали массовое народное гулянье. Из Беларуси для участия в нем приехали «Сябры» и некоторые другие коллективы. Все это получило большой общественный резонанс. О нас много писали и много говорили. Нужно отметить, что это было завершение первой очереди большого культурно-храмового православного комплекса, где будут находиться и библиотека с читальным залом, и конференц-зал, и воскресная школа.

— Насколько я слышал, при строительстве храма использовались оригинальные технологии?

— Технология очень простая. Во-первых, лес-кругляк — наше старинное славянское дерево — удалось подобрать такой, чтобы вечно стоял. А во-вторых, мы нашли мастеров, которые, что называется, работали не за деньги, а за совесть. В результате получилась очень красивая православная церковь в старославянском стиле.

— Какую социальную и культурную работу проводит ваш центр?

— Это, прежде всего, адресная социальная помощь. Мы вычисляем самых бедных, самых нуждающихся бабушек-белорусок, волею судьбы оказавшихся в тех краях, и снабжаем их продуктовыми наборами. На Рождество, например, привозим по мешку муки. Оказываем им помощь в приобретении путевок на санаторно-курортное лечение, в больницы, поликлиники. Поздравляем их с праздниками, в том числе и с белорусскими «святами».

Ведем мы также активную совместную работу с приходом и попечительским советом храма. А это и воскресная школа, и детский дом, и спортивные лагеря, и спортивные мероприятия ассоциации рукопашного боя, масса мероприятий по всем белорусским праздникам, как светским, так и церковным. То, как мы отметили, к примеру, праздник Единения Беларуси и России 2 апреля, описывали все новосибирские СМИ.

Кроме того, мы выпускаем газету «Мая Радзіма», организуем конкурсы прикладного искусства. Регулярно проводим так называемую «Историческую гостиную», где люди готовят выступления на заранее заданную тему, потом сами выступают и слушают других.

Сотрудники центра стремятся оказывать помощь в местах компактного проживания белорусов. Это методическая и образовательная помощь. У нас большой актив — интересные люди. Я думаю, даже уверен, что проводимая нами работа будет расширяться на пользу и во благо людей и нашей родины — любимой Беларуси.

— Несколько лет идут разговоры о Союзе Беларуси и России. Но результаты объединительных процессов для рядовых граждан пока не очень заметны. Как вы относитесь к перспективе создания союзного государства, в каких формах этот союз был бы наиболее приемлемым?

— То, что случилось в 91-м году, — это, как многие говорят, «порезали по живому». Несомненно, должен быть Союз. Каким ему быть — пусть размышляют политики, эксперты. Таково мнение подавляющего большинства белорусов Сибири.

— У нас здесь представление о жизни в России несколько однобокое. Оно складывается частично из того, что показывают центральные российские телеканалы, частично по впечатлениям тех, кто ездит в Россию на заработки и имеет возможность за небольшой период времени заработать приличные, по нашим меркам, деньги. С другой стороны, это представление формируется интеллигенцией, которая о ситуации в России часто судит по материальному положению коллег из Москвы и Питера. Наверное, у вас есть свое мнение о жизни в России?

— По одной Москве не надо делать выводы обо всей России. По Новосибирску не нужно делать выводы о Новосибирской области. Люди живут по-разному. Как без последствий, как, не побоюсь этого слова, без беды поменять общественно-экономическую формацию? Конечно же, есть проблемы. Но, по большому счету, мне кажется, что российское государство на правильном пути. Постепенно проблем становится меньше. Открываются новые возможности. Человек в России, если он хочет работать, может зарабатывать. На семью, на хлеб с маслом деньги сегодня можно заработать. Это дорогого стоит. Другое дело, что есть люди, которые по болезни, по возрасту не могут заработать себе на жизнь. Вот тут уже работают социальные программы. Социальная политика в Новосибирской области становится все более эффективной. Эта тенденция видима, и это тоже важно. Такова российская реальность, на мой взгляд.